Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

Ай ведь попили они, немного этот раз оставили.

– Допивай, – ему сказали, – пиво сладкое.

– Ты ведь много ли собе теперь имеешь всё силушки,

Ай ты слышишь по своим-то могучим плецям?

– Я ведь цюю в себе, слышу силы в половиночку [145].

Таким образом, Илья Муромец трижды приносил каликам пиво и трижды допивал после них остатки, нимало не смущаясь этим обстоятельством. То, как Илья принимал нежданных гостей и выпол­нял все их пожелания, можно объяснить русскими обычаями гостепри­имства. Так, С. В. Максимов в своем «Годе на Севере» рассказывает о том, как принимал его старик помор. Усаживая гостя под образа в крас­ный угол, он говорил: «У нас, твоя милость, таков уж из веков обычай, коли и поп туда засел, да нежданный гость пришел на ту пору – мы и попа выдвинем. Нежданный гость – почестей гость!». Гово­ря о святом своего гостя – Сергии Радонежском, хозяин объясняет: «Его, стало, святыми молитвами мне бог ноне гостя послал; он вымо­лил...» [146]. (курсив мой – С. Ж.).

Но вот что говорится в Махабхарате об отношении к странникам, пустынножителям (в русском варианте – каликам перехожим): «Для пустынножителей полагается помощь вещами, ибо проводят жизнь эти благочестивцы, удостоенные пути благочестивцев, в изучении Писаний, в посещении криниц, в странствовании для лицезрения (святых) мест, в лежании на (голой) земле. Их полагается почтить вставанием, выходом навстречу, безропотной речью, предложением удоб­ного сидения для отдыха, удобного ложа, угощением, уваже­нием» [147]. Собственно, все это и делал Илья Муромец. Согласно веди­ческим установлениям вся жизнь свободнорожденного мужчины делится на три этапа: ученичество, домохозяин, странник. Илья Муромец, ко­торому уже 30 лет – домохозяин и в этом своем качестве должен испол­нять то, что положено домохозяину. «Для домохозяина нет лучшей (очи­стительной) криницы, чем гостеприимство... Старцев, больных, голод­ных, гонимых тайными врагами сверх сил надо одарять имуществом, даже из запасов» [148], ибо «Гость – (владыка) в мире Индры; в мире бо­гов – знаток обрядов» [149]. Согласно древним арийским установлениям «тех, что (себе) не варят, наделять обязан домохозяин. Он должен все­гда питаться остатками (от жертвы их), как амриту (т.е. напиток богов – С.Ж.), всегда вкушая; (ибо) остаток жертвы – амрита (дающая) наслаждение, как (сама жертва) хавис» [150]. Хавис – это жертва предкам – подателям плодородия, силы и здоровья, но, как свиде­тельствует Махабхарата: «Здесь (у домохозяина) жертвами и обрядами ублажаются боги, напитками – предки» [151], т.е. жертвенное возлия­ние хавис – возлияние предкам. Таким образом, Илья Муромец, допи­вая после калик перехожих (олицетворявших собой его предков) остат­ки пива, выполнял свой долг домохозяина. И более того, Илья –крестьянский сын, что постоянно подчеркивается в эпосе. В древнеарийском обществе существовало четыре сословных группы-варны: жре­цов-брахманов, воинов-кшатриев, земледельцев и ремесленников-вашьев и слуг-шудр. В связи с этим сословным делением считалось, что жертва брахманов – подвиг, заключающийся в знании, жертва кшат­рия – защита своего народа и убийство врага, жертва шудры – услуже­ние, а жертва вайшьи (т.е. земледельца и ремесленника) – возлияние хавис [152].



Таким обрзом, Илья Муромец, как земледелец, также выполняет свой долг, принося установленную для земледельцев жертву пред­кам – возлияние хавис, т.е. «пиво сладкое», которым он поит калик перехожих. Из текста былины следует, что странники и Илья выпили из трех кубков. Интересно, что в одном из древнейших гимнов Ригведы (II, 37) говорится именно о трех священных кубках:

«Он испил из кубка хотара,

И опьянился из кубка потара,

И насладился из кубка нештара,

Помещенной (туда)жертвенной усладой.

Карта сайта
00887127.html
00887137.html
00887147.html
00887157.html
00887167.html
00887177.html
00887187.html
00887197.html