Учеба ни почем: Студенческий сайт
Учителя курят

РАЗГОВОР С ЖЕВУНАМИ

Баум Л. Ф.

Удивительный Волшебник из Страны Оз

УРАГАН

Девочка Дороти жила в маленьком домике посреди огромной канзасской степи. Ее дядя Генри был фермером, а тетя Эм вела хозяйство. Домик был маленький, потому что доски для его постройки пришлось везти на повозке издалека. В нем были четыре стены, крыша, пол и одна-единственная комната, в которой стояли старая ржавая плита, буфет, стол, несколько стульев и две кровати. В одном углу помещалась большая кровать дяди Генри и тети Эм, а в другом – маленькая кроватка Дороти. В доме не было чердака, да и подвала тоже, если не считать ямы под полом, где семья спасалась от ураганов.

В этих местах ураганы бывали такими свирепыми, что им ничего не стоило смести со своего пути маленький домик. На полу посреди комнаты был люк, а под ним – лестница, которая вела в убежище.

Выйдя из дому и глядя по сторонам, Дороти видела вокруг только степь. Она тянулась до самого горизонта: унылая равнина – ни деревца, ни домика. Солнце в этих краях было таким жарким, что вспаханная земля под его жгучими лучами моментально превращалась в серую запекшуюся массу. Трава тоже быстро делалась серой, как и все кругом. Когда-то дядя Генри покрасил домик, но от солнца краска стала трескаться, а дожди окончательно ее смыли, и теперь он стоял такой же уныло-серый, как и все остальное. Когда тетя Эм только приехала в эти места, она была хорошенькой и жизнерадостной. Но палящее солнце и свирепые ураганы сделали свое дело: из ее глаз быстро исчезли задорные искорки, а со щек румянец. Лицо посерело и осунулось. Тетя Эм похудела и разучилась улыбаться. Когда осиротевшая Дороти впервые попала в этот дом, ее смех так пугал тетю Эм, что она всякий раз вздрагивала и хваталась за сердце. Да и теперь, стоило Дороти рассмеяться, тетя Эм удивленно смотрела на нее, словно не понимая, что может быть смешного в этой серой жизни.

Что касается дяди Генри, то он не смеялся никогда. С утра до вечера он работал изо всех сил, и ему было не до веселья. Он тоже был весь серый – от бороды до грубых башмаков. Вид у него был суровый, сосредоточенный, и он редко говорил.

Только песик Тотошка развлекал Дороти, не давая ей поддаться царившей вокруг серости. Тотошка не был серым. У него была очаровательная шелковистая черная шерстка, забавный черный носик и маленькие задорные черные глазки, искрившиеся весельем. Тотошка мог играть с утра до вечера, и Дороти души не чаяла в своем верном друге.

Но сегодня им было не до игр. Дядя Генри вышел на крыльцо, сел на ступеньку и пристально посмотрел на небо. Оно было серее обычного. Дороти, стоявшая рядом с Тотошкой на руках, тоже посмотрела на небо. Тетя Эм в доме мыла тарелки. Далеко на севере тихо завывал ветер, и высокая трава у самого горизонта колыхалась волнами. Такое же тихое завывание раздавалось и с противоположной, южной стороны. Дядя Генри и Дороти обернулись на новый шум и увидели, что и там трава волнуется, словно море.

Дядя Генри встал со ступеньки.

– Надвигается ураган, Эм! – крикнул он жене. – Пойду посмотрю, как там скотина! – И он побежал к стойлам, где были коровы и лошади.

Тетя Эм оставила посуду и подошла к двери. Одного быстрого взгляда было ей достаточно, чтобы понять: надвигается беда.



– Дороти! – позвала она. – Живо в убежище!

В этот момент Тотошка спрыгнул с рук Дороти и забился под кровать. Девочка кинулась ловить его. Перепуганная тетя Эм отворила люк и быстро стала спускаться по лесенке в убежище. Наконец Дороти поймала Тотошку и решила последовать за тетей Эм. Но не успела она сделать и шага, как страшно завыл ветер и маленький домик так задрожал, что девочка потеряла равновесие и села на пол.

Тут– то и случилось невероятное.

Дом несколько раз повернулся вокруг своей оси, а затем стал медленно подниматься в воздух, словно воздушный шар.

Как раз в том месте, где стоял домик Дороти, столкнулись два ветра – северный и южный, и от этого столкновения и родился свирепый ураган. В самом центре урагана обычно бывает довольно тихо, но оттого что потоки воздуха все сильней и сильней давили на стены дома, он поднимался выше и выше, пока не оказался на гребне огромной воздушной волны, которая понесла его, словно легкое перышко.

За окнами было темным-темно, и ветер выл диким зверем. Вообще-то лететь было даже приятно. Если не считать того, что вначале дом немножко покрутило, а один раз он очень сильно накренился, Дороти чувствовала только легкое покачивание, как в колыбельке.

Но Тотошке это явно не нравилось. Он с громким лаем носился по комнате вокруг хозяйки, а та тихо сидела себе на полу и пыталась понять, что же будет дальше.

Однажды Тотошка зазевался и угодил в открытый люк. Сперва Дороти решила, что он пропал навсегда. Но потом увидела, что из люка торчит краешек черного уха. Давление воздуха не позволяло песику упасть на землю. Дороти подползла к люку, схватила Тотошку за ухо и втащила обратно. Затем она захлопнула люк, чтобы такое не могло повториться.

Время шло, и наконец Дороти совсем успокоилась. Но ей было одиноко, а кроме того, ветер завывал с такой силой, что Дороти боялась оглохнуть. Сначала она думала, что домик упадет и они с Тотошкой разобьются насмерть, но ничего подобного не случилось. Тогда Дороти забыла про волнения и решила надеяться на лучшее. Она доползла по ходящему ходуном полу до своей кроватки, залезла на нее, а Тотошка примостился рядом. Несмотря на то, что дом покачивало, а ветер ревел вовсю, Дороти закрыла глаза и вскоре уснула.

РАЗГОВОР С ЖЕВУНАМИ

Дороти проснулась от толчка столь сильного и внезапного, что, не лежи она на мягкой постели, сильно ушиблась бы. Девочка быстро взяла себя в руки и стала думать, что же произошло. Тотошка уткнулся ей в лицо холодным носиком и заскулил. Дороти села в кровати и обнаружила, что больше никуда не летит. В окно ярко светило солнце. Дороги встала с постели и в сопровождении верного Тотошки подошла к двери и распахнула ее.

То, что она увидела, заставило ее широко раскрыть глаза и удивленно вскрикнуть.

Ураган опустил ее домик – надо сказать, для урагана довольно мягко – в очаровательной стране. Вокруг раскинулась зеленая лужайка с фруктовыми деревьями, усыпанными спелыми и сочными плодами. Повсюду росли удивительные цветы. На деревьях и кустах сидели птицы и распевали на все голоса. Невдалеке бежал прозрачный ручей, нашептывая что-то очень приятное – так, по крайней мере, показалось девочке, всю жизнь прожившей в сухой, засушливой степи.

Дороти стояла и любовалась этими чудесами и не заметила, как к ней приблизилась группа очень странных людей. Они были примерно того же роста, что и Дороти, но все равно было ясно, что это взрослые. Трое мужчин и женщина были одеты в причудливые костюмы. Все они носили высокие остроконечные шляпы с колокольчиками, которые мелодично позвякивали при ходьбе. У мужчин шляпы были голубые, у женщины – белая. Еще на ней был белый плащ, свободно спадавший с плеч и украшенный звездочками, сверкавшими на солнце, как маленькие бриллианты. Мужчины были одеты во все голубое и обуты в сверкающие сапоги с голубыми ботфортами. Дороти решила, что они примерно того же возраста, что и дядя Генри. У двоих из них были бороды. А женщина была постарше. Лицо у нее было все в морщинках, и передвигалась она не без труда.

Подойдя к домику, на пороге которого стояла Дороти, пришельцы стали перешептываться, словно боялись подойти ближе. Наконец маленькая старушка подошла к Дороти и низко поклонившись ей, и сказала приятным голосом:

– Добро пожаловать в Страну Жевунов, о благородная волшебница! Мы очень благодарим тебя за то, что ты убила Злую Волшебницу Востока и освободила Жевунов из рабства!

Услышав эти слова, Дороти сильно удивилась. Почему это старушка назвала ее благородной волшебницей и как могла она убить Злую Волшебницу Востока? Дороти твердо знала, что она маленькая девочка из Канзаса, которую ураган забросил за тридевять земель, и она никого не убивала.

Женщина ждала ответа, и потому Дороти сказала неуверенно:

– Вы очень любезны, но тут произошла какая-то ошибка. Я никого не убивала.

– Ты, может, и не убивала, – улыбнулась старушка, – но это сделал твой домик. А это в общем-то одно и то же. Гляди, – сказала она, показывая рукой на угол дома, – вон торчат ее ноги.

Дороти взглянула туда, куда показывала старушка, и испуганно вскрикнула. И в самом деле – из-под домика торчали две ноги в серебряных башмачках с загнутыми носками.

– Ой! – воскликнула Дороти, всплеснув руками. – Значит, домик раздавил ее, когда приземлился. Что же теперь делать?

– Делать нечего, – спокойно отозвалась старушка.

– А кого раздавил домик? – спросила Дороти.

– Я же говорила: Злую Волшебницу Востока. Много лет она держала в рабстве Жевунов, заставляя их трудиться на нее день и ночь. Но теперь они получили свободу и очень благодарны тебе за это.

– Кто такие Жевуны? – полюбопытствовала Дороти.

– Народ, живущий на Востоке этой страны – там, где правила Злая Волшебница.

– Вы тоже из Страны Жевунов? – осведомилась Дороти.

– Нет, я живу на Севере, но дружу с ними. Когда они увидели, что их повелительница погибла, то послали ко мне гонца, и я тотчас же к ним прибыла. Я Волшебница Севера.

– Волшебница? – воскликнула Дороти. – Настоящая?

– Настоящая, – сказала женщина. – Но я добрая волшебница, и народ меня любит. К сожалению, я могла не так много, как Волшебница Востока, иначе я давно бы освободила Жевунов.

– Я думала, все волшебницы злые, – призналась Дороти.

– И ошибалась! В Стране Оз всего четыре волшебницы, и две из них – Волшебница Севера и Волшебница Юга – добрые. Ты уж мне поверь, потому что я – Волшебница Севера и не могу ошибаться. Но Волшебницы Запада и Востока действительно злые-презлые. Одну ты убила, и теперь во всей Стране Оз осталась лишь одна злая волшебница, та, что живет на Западе.

– Но тетя Эм говорила, что все волшебники и волшебницы умерли давным-давно, – возразила Дороти.

– Кто такая тетя Эм? – спросила женщина.

– Моя тетя. Она живет в Канзасе, там же, где и я.

Волшебница Севера задумчиво наклонила голову, глядя в землю. Затем она подняла взгляд на Дороти и сказала:

– Я не знаю, где Канзас. Первый раз слышу о такой стране. Но скажи, пожалуйста, это страна цивилизованная?

– О да!

– Тогда все ясно. В цивилизованных странах нет ни волшебников, ни чародеев, ни колдунов, но до нас цивилизация не дошла, ведь мы отрезаны от всего света. Поэтому у нас еще сохранились и колдуны, и волшебники.

– Кто они?

– Самый великий волшебник – это Оз, – зашептала старушка. – Он сильней, чем все остальные волшебники и колдуны, вместе взятые. А живет он в Изумрудном Городе.

Дороти хотела спросить что-то еще, но в этот момент Жевуны, до тех пор молча стоявшие рядом, испустили громкий вопль и стали показывать на угол дома, где лежала Злая Волшебница.

– Что случилось? – спросила своих спутников Волшебница Севера, но когда взглянула сама, то рассмеялась. Под домом остались только серебряные башмачки, ноги же исчезли неизвестно куда.

– Волшебница Востока была такая старая, – пояснила Волшебница Севера, – что быстро высохла на солнце. Ей и впрямь настал конец. Но серебряные башмачки теперь принадлежат тебе, можешь их носить.

С этими словами она наклонилась, подняла башмачки и, отряхнув с них пыль, подала Дороти.

– Волшебница Востока очень гордилась этими башмачками, – сообщил один из Жевунов, – поговаривают, что это не простые башмачки, а волшебные, но в чем заключается их волшебство, мы не знаем.

– Мне надо поскорее возвращаться домой, потому что дядя Генри и тетя Эм, наверное, уже волнуются, – сказала Дороти. – Не могли бы вы сказать, в какой стороне Канзас?

Жевуны и старушка-волшебница переглянулись, потом посмотрели на Дороти и покачали головами.

– На Востоке, недалеко отсюда, – поведал один из Жевунов, – раскинулась огромная пустыня, и перейти ее не может никто.

– То же самое и на Юге, – вступил в разговор второй Жевун. – Я был там и видел ее собственными глазами. На Юге расположена Страна Кводлингов.

– А мне рассказывали, – подхватил третий Жевун, – что и на Западе есть большая пустыня. Там живут Мигуны и правит ими Злая Волшебница, которая обращает в рабство всех, кого судьба заносит в ее страну.

– Я живу на Севере, – сказала женщина, – и моя страна тоже граничит с бескрайней пустыней. Она окружает кольцом всю Страну Оз. Боюсь, милочка, тебе придется остаться у нас.

Услышав это, Дороти горько заплакала, потому что ей все-таки было не по себе среди этих чужих и странных людей. Ее слезы очень расстроили добрых Жевунов, они тотчас недоставали носовые платки и тоже заплакали. Что же касается женщины, то она сняла свою шляпу, поставила ее острым концом себе на нос, а потом проговорила: «Раз! Два! Три!» Тотчас же шляпа превратилась в грифельную доску, на которой появилась надпись крупными буквами:

ПУСТЬ ДОРОТИ ОТПРАВЛЯЕТСЯ В ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД.

Старушка сняла с носа грифельную доску, прочитала, что там написано, и поинтересовалась:

– Это тебя зовут Дороти, милая девочка?

– Да, – отозвалась та, всхлипывая и вытирая слезы.

– Значит, это тебе надо идти в Изумрудный Город. Оз может тебе помочь.

– Где же этот Изумрудный Город?

– В самом центре страны, и им правит тот самый великий Оз, о котором я тебе говорила.

– Он хороший человек? – подозрительно спросила Дороти.

– Он хороший волшебник. А какой он человек и человек ли он вообще, я не знаю, потому что никогда его не видела.

– Как же мне попасть в Изумрудный Город? – задала вопрос Дороти.

– Тебе придется идти туда пешком. Это долгое путешествие, иногда приятное, иногда не очень. Но я призову на помощь все свое волшебство, чтобы уберечь тебя от беды.

– А вы не пойдете со мной? – со слабой надеждой в голосе осведомилась Дороти, видя в старушке своего единственного друга.

– Нет, этого я сделать не могу, но я поцелую тебя на прощание. Никто не смеет обидеть того, кого поцеловала Волшебница Севера.

Она подошла к Дороти и нежно поцеловала ее в лоб. Как выяснилось потом, на месте поцелуя остался легкий алый след.

– Дорога в Изумрудный Город вымощена желтым кирпичом, – сказала Волшебница, – и ты найдешь ее без труда. Когда увидишь Оза, не пугайся, а расскажи ему, что с тобой приключилось, и попроси его помочь. А теперь до свидания, милая девочка.

Три Жевуна низко поклонились Дороти, пожелали ей счастливого пути и пошли восвояси. Волшебница очень ласково кивнула Дороти, затем три раза повернулась на левом каблуке и, к великому удивлению Тотошки, исчезла бесследно. Песик изо всех сил залаял, он лаял с удовольствием, потому что в присутствии Волшебницы опасался даже зарычать.

Но Дороти не удивилась ни капельки. Она знала, что волшебницы и должны так исчезать.

Карта сайта
00896647.html
00896657.html
00896667.html
00896677.html
00896687.html
00896697.html
00896707.html
00896717.html